Хлопушка трендов

«Мы накинулись как голодные на всё, что придумали энологи в других странах за то время, пока мы были в изоляции», — говорит Брюс Джек, винодел Flagstone. Предприятие принадлежало его семье, но в 2007-м было продано Constellation. Раньше, в 2001-м, Брюс перестроил в гравитационную винодельню врубленную в скалу старую динамитную фабрику (Flagstone находится прямо в Кейптауне). Отец Джека — тот человек, который превратил портовые доки Кейптауна в фешенебельные набережные, а сам Джек работал в Калифорнии, Австралии и Бордо и считается «тем, кто знает все о современных методах виноделия». Так вот он говорит: «Все десять лет мы заглядывались на других, но надо искать своё. А наше своё — это разнообразие. Нас никак не получится причесать под одну гребенку».
Кажется, у ЮАР не появится специализации. Передовое виноделие в стране отчетливо авторское. Успех отдельных концепций связан с личностями, и именно перечни лучших виноделен надо изучать в первую очередь и уже потом запоминать названия регионов, где они находятся. Виноделы предпочитают вариться в собственном соку. Роль энолога-консультанта (будь то местного или иностранного происхождения) здесь не популярна, если только речь не идет о совместных проектах с французскими, например, виноделами.
Из общих тенденций можно отметить моду на странные ассамбляжи (из-за которой никто не отменял сортовых вин). И еще — стремление обзавестись бóльшим количеством сортов, чем было раньше. В рамках карантина от вирусов есть официальная установка покупать саженцы только в проверенных французских питомниках, от этого палитра сортов в стране пока довольно ограниченная. Но виноделы мечтают о большем. Эбен Сади, трендсеттер последних лет, говорит, что, будь такая возможность, он посадил бы годелло, альбариньо, трещадуру, менсию, терольдего и грюнер вельтлинер в более прохладных регионах, таких как Элгин, а альянико, неро д’ аволу, ассиртико, фиано, гаттинару и фраппато — в более теплых.

Открытие Свартленда

Сади, который в ЮАР — звезда экранов в буквальном смысле, сделал себе имя на ронских сортах. Его история связана с регионом Свартленд, а Свартленд — это самая яркая история успеха в ЮАР за последние годы. Она началась в 1998. Гуру винного предпринимательства Кейпа, один из патриархов Стелленбоша и главный сыродел в стране Чарльз Бэк, владелец Fairview, купил землю в плохо освоенном в то время регионе в 150 км на север от Кейптауна. Название Свартленд — «черная земля» — от местного кустарника, который, высыхая, чернеет. Хотя на самом деле это земля белая, потому что тут пшеница, бесконечные пшеничные поля. А, как в народе считается, рядом с пшеницей виноград не растет. Оказалось не так. У Бэка случились партнерские отношения с Джоном Платтером, создателем главного винного гида страны. В партнерство влился еще Джабулани Нщангезе, уроженец ЮАР, но виноторговец в Нью-Йорке. Он хотел стать первым чернокожим владельцем винодельни на родине. Для проекта, который назвали Spice Route, пригласили молодого энолога Эдди Сади. И уж он развернулся. В скупом, насквозь проветриваемом регионе у Spice Route получились воистину терруарные вина. Первый винтаж был сенсационным: его еще до бутилирования полностью выкупили англичане. Дальше — больше: рейтинги, акколады, телешоу, Сади — на обложках всех журналов. Партнерство вскоре распалось, Бэк остался главным. Он разрешил Сади, как юному дарованию, делать параллельно на той же винодельне немного вина под своим именем. Появилась марка Sadie Family, — еще одна сенсация из Свартленда. Тут уже и регион стал звездой, сюда потянулись другие виноделы с амбициями, и на сегодня это просто уже житница новых культовых вин. Сади очень востребован. Он теперь работает на два полушария: зимой — на урожае в ЮАР, летом — в Германии, Австрии, Орегоне, Франции, Калифорнии… Равно как в Свартленд, он влюблен в испанский новооткрытый регион Приорато, где даже купил свой виноградник (Terroir Al Limit). Ну а Бэк хвалит своего протеже и пожинает плоды наиуспешнейшего предприятия Spice Route.

Сорта и сочувствующие

И Бэк, и Сади не относятся к числу сторонников идеи «капского ассамбляжа». У Бэка и в Spice Route, и в Fairview довольно широких линей, в которых много и сортовых вин, и блендов, но в них все же наблюдается преданность ширазу и ронским сортам в целом. Про сира сегодня многие говорят, что он стал и будет дальше главным красным сортом ЮАР. А лучшие образцы ронского стиля, такие как Malabar от Spice Route или садиевое топовое Columella — совершенно не «джемовые» вина, не родственные австралийским ширазам: они скупы на «фрукты» и гораздо более минеральны, они «нервные».
С начала 2000-х пошли разговоры о том, что виноделам Кейпа стоило бы совместными усилиями придумать более или менее универсальный ассамбляж (хотели назвать его Cape Blend), который мог бы стать визитной карточкой страны. Но по задумке он должен был содержать от 30 до 70% пинотажа — «фирменного сорта». А в него большинство виноделов по-прежнему не верят, хотя ярые защитники, конечно, тоже имеются. Вот и не выходит воображаемый «капский бленд» на передовые.
С главным белым сортом всё более определенно. Дикая мода на совиньон блан (особенно с ним преуспевает Констанция) не отменяет первенства шенена блан. ЮАР — лидер по мировым посадкам шенена, его здесь гораздо больше даже, чем на Луаре. А если угодно заметить, что между ЮАР и луарскими «шененовыми» аппелласьонами возникло такое же соперничество за сорт, как между Новой Зеландией и Сансером, то можно признать, что у капского шенена удельный рейтинг в таком соревновании гораздо выше, чем у Мальборо. Шенен на Кейпе многообразен: от легчайших, сверкающих свежестью вин до полнотелых, ферментированных в дубе вариаций.
Не зацикливаясь на сортах, виноделы сосредоточены на освоении новых регионов и выделении интересных терруаров в старых. В своей экспансии они уже дошли до естественных границ винной земли ЮАР. На севере Редендаль упирается в Намибию. В Элиме, где находится самая южная точка Африки — мыс Игольчатый, винодельни тоже появились. Ну а восточнее Аудсхорна и дальше нет воды. Вся прочая Южная Африка для лоз не подходит. Пример Свартленда показывает, чего можно достичь вне Стелленбоша и Паарла. На это и рассчитывают.

10 лучших вин ЮАР от Биссо Атанасова

Bouchard Finlayson Hannibal
WO Walker Bay

Вино, по которому можно судить о мастерстве купажа южноафриканских виноделов. Невозможный бленд санджовезе, неббиоло, пино нуар, барберы и шираза или мурведр. Завораживающее вино с плотной танинной структурой и особой минеральностью, которая и заставляет дегустатора думать о… свежей крови и неслучайности названия.

Boekenhoutskloof Syrah WO Coastal Region
В самом закутке долины Франчук спряталось одно из лучших хозяйств ЮАР. Неповторимая, многослойная сира, страстная и мощная, глубокая и богатая, готовая доставить радость как сегодня, так и через много лет. Одно из немногих вин ЮАР, которые раскупаются на корню в момент релиза.

Dewetshof Chardonnay d’Honneur WO Robertson
То, что долина Робертсон является лучшим терруаром для шардоне в ЮАР подтвердил в прошлом году сам Мишель Беттан. Минеральное и мускулистое шардоне с пронзительной кислотностью, способное пролежать не один десяток лет.

Shannon Vineyards Pinot Noir WO Elgin
Прохладная долина Элгин становится родиной лучших пино нуаров страны. Молодое хозяйство, начавшее выпускать вино под своей этикеткой всего два года назад, уже вошло в шорт-лист лучших. В этом году они удивили ещё выпуском десертного розового вина из ботритизированного (!) пино нуара.

Nederburg Pinotage WO Paarl
Одно из крупных хозяйств страны с огромной линейкой вин, родное место первого винного аукциона ЮАР, производит один из самых честных и «правильных» пинотажей в стране. Пинотаж такой, каким он должен быть: умеренные танины на фоне копченого чернослива и точно отмеренной кислотности.

Paul Clüver Weisser Riesling Noble Late Harvest WO Elgin
История сладких вин ЮАР насчитывает почти столько, сколько и история самой страны. И традиции здесь собраны со всех уголков Европы. Рислинг, который даст фору многим немецким ТВА, побив их в разы по цене. Божественное наслаждение!

Fairview Red Red Seal Caldera WO Swartland
Потенциал Свартланда ещё не до конца изучен, но то, что там есть старые буш-вайны без орошения, из которых можно делать восхитительные вина в европейском стиле, такие дома как Fairview поняли давно. Сира и мурведр с 53-летних лоз — южноафриканский ответ Шатонёфу.

Simonsig Kaapse Vonkel Méthode Cap Classique WO Stellenbosch
Исторически первое игристое вино ЮАР, сделанное классическим методом строго из классических сортов: шардоне, пино нуар и менье. Легкое, тонкое, играющее и освежающее, поднимающее настроение – чего ещё хотеть от классического игристого по имени «Капские пузырьки»?

Spice Route Chenin Blanc WO Swartland
Титульный белый сорт ЮАР даёт целую плеяду стилей вин: от непритязательных, исключительно сухих и легких до плотных, медовых, вязких и тягучих, как этот шенен от хозяйства, затерянного среди старых буш-вайнов Свартленда.

Bon Courage Vintage Port WO Robertson
Вина в стиле портвейна в ЮАР производят также строго по классике: из традиционных португальских сортов торига насьонал и тинта барокка, завезённых когда-то в страну эмигрантами из Португалии. Удивительно гармоничный и гладкий порт, ягодный взрыв во вкусе, а в десятом глотке спрятаны ключи от рая.

©2009-2015 WineCask.ru профильный портал о вине и алкогольной промышленности.

Введите данные:

Forgot your details?