Великие загадки Муэксов



Фото: David Helman

Хозяева Pétrus и еще десятка шато Правого берега Бордо, а также успешного негоциантского бизнеса, отец и сын Муэксы пытаются усмирить страсти вокруг ан-примёров и убеждают, что своё бордо найдется для каждого.



Кристиан Муэкс (отец): Глядя на наши сказочные владения, люди забывают, что в 1950-х годах мой отец приобрёл те же Trotanoy и La Fleur-Pétrus за бесценок. Теперь это великие шато. А весь секрет в том, что я, например, уже 42 года больше ничем не занимаюсь, кроме как красными винами Правого берега. Каждому отдаю частичку души и каждый самый простой женерик делаю гастрономическим вином.

Эдуар Муэкс (сын): Мы очень любим свои женерики. Для Муэксов поставить свое имя на этикетке означает гарантию стиля и качества. В рамках нашего негоциантского бизнеса из всего, что мы пробуем, мы отбираем только 10% вин других производителей, чтобы разлить их под своим именем. А доступными наши помроли и сент-эмильоны оказываются благодаря «подписке» на урожаи на годы вперёд. Виноградари охотно работают с нами по особым ценам, зная, что мы не подведём.

К. М. Вензель J.-P. Moueix на этикетке – это не бренд, а наше доброе имя, которое обещает качество. Поэтому наши верные клиенты так любят пить наши вина ежедневно за едой, а наши шато открывают по воскресеньям и праздникам.

К. М. Каждое из наших помрольских вин по‑своему преломляет терруар коммуны. Pétrus остается царём, это самое сильное вино из всех. Если бы мы захотели добиться такой же концентрации от других наших помролей, к ним пришлось бы применить сверхэкстракцию гаражным методом. Но это не входит в наши планы, ведь вино должно оставаться естественным продуктом земли. Единственное по-настоящему мощное вино, которое я делаю, — это Dominus в Калифорнии, но я бы не хотел, чтобы его сравнивали с Pétrus.



Pétrus

Легенду современного Бордо в XIX веке еще никто не знал: Петрюс поднялся в XX-м благодаря Муэксам. Но если бы классификация 1855 года сегодня была пересмотрена, он оказался бы выше медокских премье гран крю (ведь классификация выстроена по ценам, отражающим спрос). В портфеле Simple вино представлено урожаями: 78, 80, 81, 86, 87, 88, 92, 93, 94, 95, 97, 99, 01, 02, 04, 06, 07.

К. М. Pétrus — удовольствие, доступное не многим. Его положение не меняется, зато всегда можно развивать другие шато, в этом и есть интерес моей работы. Но я не стремлюсь подтягивать остальные шато к Pétrus: это было бы утопией. С каждым вином я стараюсь вырабатывать новый стиль, и даже в Помроле они все разные: Trotanoy, Lafleur-Pétrus, Lafleur-Gazin. А Pétrus остается на своем олимпе в стороне от этой игры вкусов.



Château Lafleur-Pétrus

К. М. Dominus дал нам невероятные впечатления от работы с американскими виноделами. В этом проекте много моего времени, моей любви, амбиций, в конце концов. Ведь идея была в том, чтобы научиться делать каберне совиньон, а перебираться ради этого в Медок я не захотел, чтобы не сталкивать разные стили внутри семейной группы. Но можно точно сказать, что больше ни одного проекта за пределами Бордо у меня не будет.

Э. М. Я хочу остановиться на главном: на винах, которые выражают нашу философию. Поэтому я не собираюсь ни в какие новосветские авантюры – достаточно Калифорнии, которой я отдал пол-жизни. Но в Сент-Эмильон мы вернулись. Сначала мы продали там все шато, кроме Magdelaine, чтобы на нем сконцентрироваться. Потом увлеклись Bélair-Monange с его старинными погребами, потом взяли ещё и Providence. Но наша цель – расти не вширь, а вглубь.

К. М. Когда я вернулся с учёбы в Калифорнии, запустив к тому же там хозяйство, я всерьёз взялся за технические преобразования. Я хотел применить в Бордо все то лучшее, что увидел в Америке. Почти 40 лет назад я убедил отца попробовать зелёный сбор – на меня в Помроле смотрели, как на умалишённого. Даже священник в церкви коммуны выступил с проповедью против моей деятельности. Но я прятался и обрезал лишние грозди по ночам. Теперь мы делаем не один, а три зелёных сбора за сезон, хотя нам это обходится в 20 000 лишних человеко-часов. И никого это не раздражает.

К. М. У меня был имидж технаря, однако в Pétrus вы до сих пор увидите бетонные чаны. Мы самыми последними из великих хозяйств региона ввели автоматизированный термоконтроль. Сегодня мы очень осторожны с любыми техническими нововведениями, потому что в Бордо с этим уже перебарщивают.

К. М. Два подряд великих миллезима — редкий дубль для наших мест. Тут можно вспомнить только 1949 и 1950, 1989 и 1990. И снова девятка и ноль: 2009 и 2010. Но сегодня дар небес совпал со всплеском азиатской экономики. Растущая пропасть в ценах между простыми бордо и классифицированными шато – вызов рынка, который нас озадачивает. Кстати, не на всех рынках бордо перешло в сегмент luxury. Например, в Бельгии к нему относятся по-прежнему ровно.

К. М. Все решения в компании принимаются коллегиально. Конечно, последнее слово за мной. Но это не значит, что Муэксы консервативная семья, которая не сдвинется с места. Мы открыты новым проектам, и Эдуар привносит много нового. Недавно спорили с ним по проекту винного туризма. Моё мнение: уже опоздали. Бросаться в это слишком поздно. И потом, великие шато должны оставаться великой загадкой.



Château Hosanna Pomerol 2004

Муэксы фактически создали это шато в 1999 году, поделив пополам хозяйство Certan-Giraud и дав его лучшей половине имя Hosanna в память о церковной истории этих виноградников. Аромат вина очень сложный, баланс превосходный, в букете и фрукты, и заморские специи, и мята, и кожа. «Суперсимметрия», как назвал его Паркер.

К. М. Сейчас бордоские шато представляют собой слаженную и дружную семью. Не поверите, мы почти не спорим о будущем Бордо или о ценовой политике. Так всегда бывает, когда наш регион на подъёме, а в трудные годы такого сердечного согласия не достичь. Но я думаю, великие крю Правого и Левого берега сейчас как никогда близки по своим позициям. Несогласие может всплыть лишь у маленьких шато.

Э. М. Успех Бордо состоит в том, что это единственный регион мира, объединяющий высокий стиль и отличное качество вин с доступностью их восприятия. А ещё у великих вин Бордо (да и у любого региона) есть секрет: они подходят к гораздо большему количеству блюд, чем может показаться. Я пил некоторые гран крю в лучших суши-барах Киото.



Château Hosanna

К. М. Мы выстраиваем наиболее разумную маркетинговую политику. Есть традиционные рынки — Англия, США, Бенилюкс, Германия. Мы всегда будем делать ставку именно на них, разумеется, развивая новые направления. К сожалению, Россия для нас остаётся проблемным рынком, непредсказуемым из-за постоянных перемен в импортном законодательстве. Но мы всё-таки верим в будущее, благодаря исторической привязанности русских к винам Бордо.

Э. М. Сегодня большая часть инвестиций в Бордо приходит от состоятельных иностранцев (и это наша традиция). Новинкой стало скорее то, что сами шато могут реинвестировать в свои производства, пользуясь большими прибылями. В этом залог нашего будущего, и наверняка из этих успешных лет старые бордоские династии выйдут, став куда крепче, чем были. Преемственность крупных шато и компаний обеспечена.



Château Lafleur Gazin Pomerol 2005

Помрольское семейство Дельфур-Бордери владело этим шато на протяжении трёх поколений, а с 1976 года передало в управление Муэксов, снимая дивиденды с прекрасного виноградника, где представлены и глинистые, и песчаные, и гравийные почвы. Шелковистое, округлое, полнотелое вино с ягодным послевкусием и пряными нотками.

К. М. Мой прогноз по ан-примёрам этого года: далеко не все вина вырастут в цене значительно. Собственно говоря, подорожают те, кто не успел сделать этого в прошлом году. Я надеюсь, что истерия с подорожанием не будет всеобщей. Иначе в будущем нам не избежать краха, и очень серьёзного. Однако, деревья не растут до неба, и цены обязательно остановятся на своём законном лимите. Это случится, когда состоятельные любители Бордо полностью насытятся, как и наживающиеся на их аппетитах спекулянты.

К. М. Отец был серьезным коллекционером современного искусства. Бэкон, Уорхолл, Джакометти — многие гении XX века попали в его собрание, со многими художниками он был знаком лично. Я, конечно, коллекционер куда более скромный. Но благодаря интересу к современному американскому искусству я познакомился с женой Шериз Чен, она тогда была директором арт-галереи, а я зашёл поинтересоваться некоторыми работами.

К. М. Эдуар очень усерден, упорен. У него есть те пунктуальность и строгость, которых не хватало мне. Я сентиментальный человек. В этом есть и положительная черта: более 80 000 вин я попробовал на своём веку и с каждым из них у меня персональное отношение, как если бы вы в толпе из 80 тысяч человек каждому пожали бы руку, с каждым обменялись несколькими словами. Но любимцем и здесь остаётся Pétrus. Я его узнаю даже по виду в бокале среди тысяч вин Бордо!

Э. М. Самые лучшие уроки моего отца, которые я стараюсь использовать в жизни, — это уважение к клиентам и большая любовь к нашей работе. Меня воспитывали как наследника Муэксов, и я к этой роли готов. Кстати, русским читательницам, которые специально интересовались моей судьбой, сообщаю, что со времени самого первого номера Winecask в моей жизни многое изменилось. Я женился на молодой американке, страстно влюблённой в нашу страну и наше вино.

К. М. У каждого из наших шато особый, неповторимый характер. Здесь нет старших и младших, и всё же я выделю, скажем так, самые востребованные.

Château Pétrus. Уникальное измерение вина во всех его смыслах. Голубая глина дала лучший в мире терруар для сорта мерло, но не в глине дело, есть в нём что-то выше моего понимания.

Château Trotanoy. Структура и глубина, совершенно выделяющая его из семейства многих помролей. Почвы — смесь гравия и глины (50 на 50), чего нет почти нигде у нас.

Château Hosanna. Большой процент глины в почвах, там хорошо растёт каберне фран. Вино очень элегантное, я его называю женственной версией Pétrus.

La Fleur-Pétrus. Утончённость и шарм, которые очевидны и в самом молодом вине. Почвы почти чистый гравий, оно может быть экспрессивным, ароматичным, всегда по-разному созревает.

Château Magdelaine. Замечательно элегантное, оно раскрывается и улучшается с выдержкой. Долгие годы я не двигался никуда в Сент-Эмильоне, не смотрел на другие шато, настолько меня очаровал этот участок гран крю.

Château Bélair-Monange. Наш амбициозный проект вернуть этому великому замку позицию, которую он занимал в XIX веке, а ведь это был лидер Сент-Эмильона.

Женерики — вина негоциантского проекта J.-P. Moueix под региональными аппелласьонами

Christian Moueix Bordeaux AOC 2005

Основа бленда — мерло и каберне фран. Это настоящая открытка с Правого берега и Антр-де-Мер. Насыщенное, с букетом красных ягод, зрелыми танинами, ванильным оттенком дуба бордо великого года будет прекрасным выбором к блюдам на гриле (от овощей до ягнёнка).

Vinopolis-1

Christian Moueix Merlot Bordeaux AOC 2005

Мечтая сделать моносепажное бордо, Кристиан Муэкс мог остановиться только на этом сорте, создавшем всемирную славу Помроля. Шесть месяцев в старом дубе дают вину сладкую и мягкую гармонию с тонами зрелой вишни, ежевики, и всё это при элегантной кислотности и мягких танинах.

Vinopolis-1

Christian Moueix Saint-Emilion AOC 2006

Приглашение к знакомству с великим аппелласьоном. Мерло здесь не менее трёх четвертей. Вино свежее, в меру минеральное, кислотное, что подчеркивает все лучшие черты великого аппелласьона. Танинная структура даровала этому вину, выдержанному около года, достаточно долгую жизнь.

Vinopolis-1

Christian Moueix Pomerol AOC 2006

Очень мягкое и округлое, совершенно неагрессивное, с тонами спелой сливы и вишни. Вино призвано быть свежим, оно проходит очень недолгую выдержку в дубе (не более 1-2 месяцев). Округлость, баланс, деликатная кислотность, очень долгий и свежий финиш.

Vinopolis-2

Семейные хроники

1878 Первый успех вина с виноградника Pétrus: оно получило золотую медаль на выставке в Париже.

1930 Семейство Муэкс переехало в Бордо из Корреза и купило Château Fonroque.

1937 24-летний Жан-Пьер Муэкс, отец Кристиана, основал виноторговую компанию в Либурне, чтобы сделать известными вина Помроля и Сент-Эмильона.

1943 Жан-Пьер становится эксклюзивным торговым представителем Pétrus, которое тогда принадлежало Мари-Луизе Луба.

1946 Родился Кристиан Муэкс.

1952 Куплено Château Magdelaine в Сент-Эмильоне.

1953 Куплены Trotanoy, Lagrange, La Fleur-Pétrus.

1961 После смерти Мари-Луизы Муэксу удалось выкупить половину Pétrus.

1962 Куплено Château Latour à Pomérol.

1968 Кристиан учится в университете Дэвиса в Калифорнии.

1971 Кристиан становится управляющим всех шато.

1977 Родился Эдуар Муэкс.

1983 Основана винодельня Dominus в Напе.

1991 Кристиан становится президентом Établissements Jean-Pierre Moueix.

1999 Куплено Château Certan-Giraud, лучшую половину которого Муэксы превратили в Château Hosanna.

2001 Эдуар присоединился к семейному бизнесу, теперь он директор по продажам Établissements Jean-Pierre Moueix.

2001 Муэксы полностью выкупили Pétrus у наследников мадам Луба.

2003 Умер Жан-Пьер Муэкс.

2008 Куплено Château Bélair в Сент-Эмильоне, тут же переименованное в Bélair-Monange.

©2009-2015 WineCask.ru профильный портал о вине и алкогольной промышленности.

Log in with your credentials

Forgot your details?