В розовом цвете

Ещё до недавнего времени рынок розового в Испании был ограниченным: в масштабе страны были известны только два региона его производства – Сигалес и Наварра. Еще Эмпордá, в северной части Каталонии, обеспечивала вином модного цвета не менее модную столицу автономного региона – Барселону. Земли южнее Мадрида заливал своим «кларете» Вальдепеньяс. У каждого была своя специфика производства розового, как сортовая, так и технологическая. В Вальдепеньясе, например, белые сорта ферментировались вместе с небольшим добавлением красных, при этом по красной технологии (вместе с ягодами!) и у этого вина была своя, прописанная законом категория – tinto clarete. В Сигалесе розовые выдерживали в бочках, наваррские целились на любителей молодых и свежих розадо. В ногу с общемировой модой на розовое, с одной стороны, и на концентрированные красные, с другой, испанцы массово пустились в этот неизведанный некрасный и небелый край. Благо две тенденции взаимодополнялись, ведь «кровопускание» красного чана (иногда до 50% сусла!) позволяло сконцентрировать вино до зубодробительной консистенции. Таким образом, часть испанского розового была не что иное, как субпродукт у домов, производящих великие красные вина.

Альбариньо (альваринью, кайно бранко) лучше всего растет на песчаных низкокислотных почвах. Ягоды мелкие
и сладкие. Виноград легко набирает сахар (иногда выходит за уровень 13 градусов), при этом обладает высокой кислотностью. Ароматы — фруктовые и цветочные (абрикос, персики, цитрусы, флердоранж, миндаль).

Революцию в розовом совершил наваррский дом Chivite: его топовое Colección 125, которое ферментируется в бочке и выдерживается в ней не менее 6 месяцев, и Gran Feudo Sobre Lias — розовое, выдержанное на осадке (технология, ранее не применявшаяся к таким винам) — перевернули представления не только потребителей, но и прочих производителей о том, каким может быть розовое вино. Теперь испанские розовые технологии — одни из самых передовых и быстроразвивающихся в мире. Они уже доказали, что мацерация в прессе даже в присутствии сухого льда не спасает большинство розовых от окисления на начальном этапе винификации (а большинство испанских сортов – оксидативные), а также, что выдержка в бочках и на осадке помогает вину «нарастить мясо», которое, со своей стороны, хорошо балансирует со всё возрастающими винными градусами. Свежесть розовым придаёт и остаточный углекислый газ, кстати он неплохо скрывает и градус. Испанцы уже придумали технологию искусственной («лёгкой») газификации готового вина (когда CO2 привносится в вино извне), а в регионе Бенавенте (DO Tierra de León) применяется натуральная технология: в готовое вино засыпается небольшое количество дроблёного красного винограда и после нескольких часов мацерации, когда дрожжи начинают ферментировать свежие ягоды и выделять углекислый газ, вино сразу бутилируется.
Португальцы в розовом пока отстают. То есть оно у них производится, но как-то беспорядочно: регионов, специализирующихся на нём, нет. Скорее это из-за специфики португальских сортов и отсутствия опыта. Торига насьонал и торига франка, два главных сорта Дору, отдают цвет и танины очень быстро (ведь ферментация портвейна длится не так уж и долго): за сутки мацерации из кожицы ягод извлекается до половины всех танинов и антоцианов, коих в этих сортах и так в избытке. Цветом розовое из Дору очень похоже на какой-нибудь хиленький бургундский пастугрен, считающийся красным вином. Что делать с таким богатством португальцы пока не знают. Но тем не менее большую золотую медаль и звание «Лучшее розовое вино мира» на одном из старейших винных конкурсов мира (Брюссельском) в 2010 году поучило португальское вино Casal da Coelheira Rosé 2009 из только-только начавшего зарабатывать репутацию региона Тэжу: сира пополам с торигой насьонал сразило международных экспертов своей клубнично-черешневой экспрессией, сравнимой по силе со взрывом бомбы.

Выше в облака
Крохотная автономная провинция Кантабрия, соседка Страны Басков на атлантическом побережье, всегда славилась сырами и анчоусами, но никто не думал, что она появится на винной карте. Однако кантабрийцам удалось привлечь внимание: у них всего 40 га виноградников и 9 бодег, но в 2010 году они уже в 7-й раз проводили… ан-примёры!
Через 10 лет, по прогнозам, виноградник Кантабрии удвоится. Отважные люди, культивирующие лозу в горах под прямым влиянием океана, ещё удивят нас чудными винами из красного вердехо или белых гордельо, вердехо и альбильо.

Верой и правдой

Ещё одной точкой раздела между Португалией и Испанией в своё время стал Оренсе, центральный город испанского Рибейро, непосредственно прилегающего к португальской границе в дальней от океана части. В XVIII веке местный епископ закрыл двери коммуны для англичан, которые своей «неправильной» верой могли повредить местным католическим устоям. Англичане долго время не теряли и спустились на 200 км южнее, где на виноградниках Дору создали одно из самых великих вин в истории, славящее Португалию до сих пор, – портвейн. Далее рибейрианцы отличились ещё тем, что выгнали из города всех евреев, при том что самый красивый квартал там именно еврейский. Эта череда исторических ошибок, тем не менее не мешала местным винамро оставаться топовыми белыми в стране вплоть до 1980-х годов. Но, как обычно бывает с теми, кто отдыхает на лаврах, молодые львы из других регионов быстро «скушали» рибейрианцев, и от их прежней славы не осталось и следа. Виноградники Рибейро очень старые и продолжают давать удивительный по качеству виноград. Теперь группа виноделен во главе с лучшим производителем на данный момент (Viña Mein) взялись за выведение качества и славы вин региона на новый уровень, открыв двери для туристов, журналистов и даже англичан.

Круговорот Приората

Приорат, второй после Риохи в Испании аппелласьон с высшим статусом DO. Qa, как обычно варится в собственном соку. Стройбумеров здесь практически нет (всего две бодеги), но его стремительно растущая популярность в последние 10 лет привела к весьма высоким ценам на приоратские вина. А культивировать лозу в Приорате, на сланцевых почвах и крутых холмах, значительно сложнее, чем на равнинных по сравнению с ним Риохе и Рибере-дель-Дуэро. С учётом ещё меньшей плотности лоз и их низкой урожайности себестоимость производимого винограда становится весьма высокой. Кристофер Каннан, англичанин по происхождению и виноторговец из Франции по сути, который одним из первых занялся популяризацией и продвижением приоратских вин на американском рынке (главном для Испании по сей день), собственник Clos Figueres в Приорате, говорит: «Жесткая конкуренция и кризис в Америке заставили многих производителей снизить цены и продавать вина практически по себестоимости выращивания винограда. Многие понимают, что потом будет очень трудно выйти на прежний уровень цен, но выбора нет. К тому же сейчас в основном продаются только вина нижних ценовых линеек. Это вынудило приоратцев сократить производство топовых вин и увеличить долю дешёвых. А значит, немалая часть винограда со старых виноградников идёт на такие вина, и с учетом того, что новые виноградники уже все вошли в качественный продуктивный возраст, сейчас в Приорате можно найти удивительно насыщенные и богатые вина за очень небольшие деньги. В Приорате сейчас также активно развивается белое виноделие, лучше всего у нас получается вионье. Думаю, в скором времени мы представим миру новые и необычные вина из этого сорта, который на сланцевых почвах Приората даёт замечательные результаты, многообещающие с точки зрения потенциала выдержки».

Эпилог

В остальном Испания остаётся весьма традиционной. Новых технологий там особо не разрабатывают, если не считать системы по деалкоголизации вина (разработана в Оренсе) и по переработке углекислого газа, производимого при ферментации (Torres в Пенедесе, при помощи специальных водорослей). Испанцы стали использовать значительно меньше дуба, во-первых, по экономическим причинам, во-вторых, потому что мода на дуб в США, на их главном рынке, уже уходит. Португальцы, наоборот, технологически переоборудуют всё производство, собственных разработок разных чанов для ферментации и агрегатов для экстракции у них хватает. И дубом они увлеклись не на шутку, если смотреть в разрезе призёров последнего издания DWWA*. При этом португальцы создали организацию по продвижению вин, наподобие существующих в Новом Свете — Wines of Portugal. Её логотип – большая латинская буква Р, разукрашенная листьями лозы и гроздями, будет привлекать внимание гостей всех винных салонов и событий, в которых участвуют винодельни страны. Испанцы не так едины, к тому же сильно зависимы от столь нестабильного и высококонкурентного рынка, как США. Спасает их пока то, что вторым рынком для них стала более стабильная Швейцария. Одно безусловно: вина из этих двух стран в ближайшем будущем будут нас радовать и удивлять ещё больше.

* Decanter World Wine Awards, самый большой винный конкурс мира, проводимый одноимённым британским журналом.

©2009-2015 WineCask.ru профильный портал о вине и алкогольной промышленности.

Введите данные:

Forgot your details?